Приёмная
+7 (3412) 714-848

В помощь специалистам

Алкогольную и наркотическую аддикцию в молодежной среде рассматривают с точки зрения досуговых, развлекательных практик. Однако, скоро аддиктивное поведение вызывает синдромы зависимости и социальную дезадаптацию молодежи.

Оглавление

  1. Наркологическая ситуация в России.
  2. Определение понятия и развитие аддикции.
  3. Этапы развития аддиктивного поведения.
  4. Сравнительный анализ распространенности алкогольной аддикции среди подростков.
  5. Наркотическая аддикция в Удмуртии.
  6. Сравнительный анализ наркотической аддикции.
  7. Психологические особенности наркотических аддиктов и больных наркоманией.
  8. Литература.

Анализ психической заболеваемости в 15 развитых странах мира показал, что уровень заболеваний с психическими расстройствами с 1900 по 1993 год вырос в 10 раз. Показатель заболеваемости составляет 303.7 случаев на 10000 населения. Особенно значителен рост неврозов (в 61.7 раза), алкоголизма (в 58.2 раза), олигофрении (в 30 раз). В России за 1950 — 1993 годы уровень заболеваемости с психическими расстройствами поднялся с 137.4 до 301.3 случаев на 10000 населения.

В современном мире употребление психоактивных веществ приобрело характер эпидемии. По предположительным подсчетам экспертов ВОЗ, жители планеты тратят на приобретение одурманивающих веществ денежных средств больше, чем на питание, одежду, образование и медицинское обслуживание вместе взятые. Оно стало фактически нашей общенациональной трагедией. Например, из доклада министра здравоохранения Якутской Республики А. Протодьякова Президенту РФ следует, что в 1999 году потребление спиртных напитков на душу населения составило 32 литра. Смертность же от причин, связанных с алкоголем, возросла за 9 лет на 34.4%. Алкоголь уносит из жизни людей в самом работоспособном возрасте. Мужчины в целом умирают в 1.8 раза чаще, но когда речь идет о возрасте между 20 и 29 годами, разрыв увеличивается в 5 раз.

По данным Госкомстата России за 1999 год в стране произведено более 2.5 миллиардов литров водки, а ее потребление составило более 15 литров в год на душу населения. Ежегодный рост производства алкогольных напитков составляет 10-15%. Данная статистика учитывает только официальный товарооборот спиртных напитков, в ней не отразилось потребление нелегально изготовленных алкогольных напитков. По оценкам экспертов данной отрасли, «теневой» рынок алкогольной продукции превышает легальный на 40 — 60 %, т. е. реальные размеры потребления спиртного превышают официальные данные Госкомстата в 1.5 — 2 раза. По данным ВОЗ алкоголизация населения считается национальной проблемой, если уровень потребления спиртных напитков превышает 8 литров в год на душу населения.

За последние 10 лет в России наряду с активной алкоголизацией резко возрос уровень потребления наркотиков в молодежной среде. Среди молодежи крупных городов наркотики стали более популярны, чем алкоголь. Наркоточки есть практически в каждом микрорайоне и каждом учебном заведении, а наркодилеры есть в каждой крупной молодежной компании. По данным журнала «Коммерсант власть», в 1999 году в медицинских учреждениях России было зарегистрировано более 209 тысяч человек с диагнозом «наркомания». Еще в 1994 году эта цифра была в 5 раз меньше. В 1998 году в России насчитывалось 2 миллиона человек, потребляющих наркотики регулярно. Смертность от их употребления увеличилась в 12 раз, а среди детей — в 42 раза.

Определение понятия и развитие аддикции

Аддикция — по-английски, пагубная привычка, пристрастие к чему-либо, порочная склонность.

Аддиктивное поведение, как понятие, различными авторами трактуется по-разному, от расширенного, до чрезмерно конкретного. В широком понимании к аддиктивному поведению следует относить отклоняющееся поведение со стремлением к уходу от реальности посредством приема психоактивных веществ либо чрезмерной фиксацией на определенных видах деятельности. Наибольшую социальную опасность представляет фармакологическая аддикция, т.е. употребление различных психологически активных веществ (ПАВ) с целью изменения своего психического состояния и ухода от реальности. В качестве средств аддикции наиболее «популярны»: алкоголь, наркотические и токсические вещества, никотин, лекарственные препараты. Аддиктивным поведением стали называть злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, включая алкоголь и курение табака до того, как от них сформировалась физическая зависимость (Miller W. 1984). С. А. Кулаков (1989) распространил этот термин и на случаи без индивидуальной психической зависимости (цит. по А.Е. Личко, В.С. Битенский 1991.).

Для молодежи термин «аддиктивное поведение», возможно, наиболее адекватен. Вряд ли удачно называть наркотизмом случаи, когда злоупотребляют не наркотиками, а другими веществами. К тому же по созвучию с алкоголизмом, морфинизмом и др. этот термин может навести на мысль о сформировавшейся зависимости. Еще менее удачно назвать поведение токсикоманическим, когда токсикомания еще не сформировалась, а злоупотреблять могут наркотиками. Термин «аддиктивное поведение» указывает на то, что речь идет не о болезни, а о нарушениях поведения. Лечение в этих случаях может быть направлено на дезинтоксикацию, если в этом имеется необходимость. Психотерапевтические приемы используются в целях психопрофилактики. Главное же при аддиктивном поведении — не медицинские, а воспитательные меры.

В отличие от аддиктивного поведения сам термин «аддикция» в США используется как равнозначный зависимости. Аддикция подразумевает рост толерантности к средству, которым злоупотребляют, постоянную озабоченность тем, чтобы его раздобыть и употребить, несмотря на предвидение пагубных последствий, а также повторные усилия прекратить злоупотребление без заметного успеха (American psychiatric..., 1988 цит. по А.Е. Личко, В.С. Битенский 1991).

Этапы развития аддиктивного поведения

А.Е. Личко описывает два пути развития аддиктивного поведения, на каждом из которых можно выделить определенные этапы. Эти пути при употреблении подростками наркотических и других токсических веществ (кроме алкоголя) были прослежены В. С. Битенским и соавт. (1989).

Первый путь можно назвать полисубстантным аддиктивным поведением. Подростки пробуют на себе действие различных токсических веществ, среди которых постепенно может быть выбрано наиболее привлекательное. Но злоупотребление может оборваться и до такого выбора.

Второй путь (моносубстантное аддиктивное поведение) был назван также «первичным мононаркотизмом» (В.С. Битенский и др. 1989). С самого начала до формирования зависимости подросток злоупотребляет только одним веществом. Чаще всего это относится к алкоголю (например, к самогону в сельской местности), в некоторых регионах — к гашишу или опиатам, и очень редко — к другим веществам. От первых случайных проб переходят к эпизодическому злоупотреблению. Постепенно формируется групповая психическая зависимость. В дальнейшем другие вещества используются изредка как заменители избранного для злоупотребления средства или для усиления его действия.

На каждом из этих путей могут быть выделены отдельные этапы развития аддиктивного поведения. Но их разделение является схемой. Далеко не все этапы четко вырисовываются в каждом отдельном случае (В.С. Битенский 1989).

Этап первых проб служит началом аддиктивного поведения. Впервые пробуют какое-либо средство чаще всего в компании или под влиянием приятеля. В большинстве случаев первым выбирается алкоголь, иногда курение гашиша или ингалянты, реже других — препараты опия, стимуляторы или галлюциногены. Затем может последовать отказ от злоупотребления или повторение — нередко с все большей частотой или в определенном ритме. Причиной отказа могут быть неприятные ощущения, вызванные интоксикацией, или страх пристраститься к данному веществу, или угроза суровых наказаний.

Этап поискового «полинаркотизма» наступает именно тогда, когда вслед за первыми пробами следуют повторные. Попеременно употребляют то алкоголь, то различные токсические вещества, включая доступные наркотики. Обычно это происходит в компаниях, которые собираются не только для совместного злоупотребления, последнее еще остается одной из целей сборищ. Психоактивные вещества в этих компаниях используются «для веселья», для обострения восприятия модной музыки, для сексуальной расторможенности и т. п. Предпочитается то из средств, которое облегчает бездумную коммуникацию. За пределами своей компании ни алкоголь, ни иные токсические вещества не употребляются.

Этап выбора предпочитаемого вещества завершает поиски. Подросток останавливается на одном из нескольких веществ и предпочитает его. Но зависимости от предпочитаемого вещества еще нет. На данном этапе выявляется гедоническая установка — желание получить определенные приятные ощущения (А.Е. Личко, В.С. Битенский 1991).

Этап групповой психической зависимости может быть добавлен к предыдущим этапам, описанным В. С. Битенским и соавт. (1989). На этом этапе потребность в употреблении алко­голя или иного токсического вещества возникает немедленно, как только собирается «своя» компания. За пределами этой компании влечения еще не возникает. Индивидуальная психическая зависимость как первый признак еще отсутствует. Для пробуждения влечения требуются стимулы, запускающие условнорефлекторные механизмы.

Сравнительный анализ распространенности алкогольной аддикции среди подростков

Особенности алкоголизации подростково — юношеского контингента, как уже отмечалось выше, во многом предопределяются на этапе первого знакомства со спиртными напитками. В зависимости оттого, кто, когда и в каких условиях впервые предложил подростку выпить, формируются «нормы» потребления.

Все исследователи отмечают преимуществен­ное знакомство детей со спиртными напитками в кругу семьи. Чем моложе воз­раст начала алкоголизации, тем большую роль играет семья. Причем девочки чаще, чем мальчики впервые пробуют алкоголь дома (П.И. Сидоров, А.В. Митюхляев 1999). С возрастом все большее значение в приобщении к алкоголю начинают играть сверстники, друзья, товарищи. Исследования B. Biddle с соавт. (1980) показывают, что влияние на детей и подростков сверстников и родителей в приобщении к алкоголю неоднозначно. К влиянию родителей более чувствительны девочки, хотя в целом сверстники и для них более значимы, чем родители. В частности, для подростков большее значение имеют поведение и пример сверстников, чем общепринятые правила и нормы, которые проповедуют родители. И наоборот, пример родителей менее значим, чем их правила. Таким образом, нормы сверстников и пример родителей оказывают наименьшее влияние на потребление спиртных напитков, а пример сверстников и нормы родителей — наибольшее. При этом дети скорее усваивают от родителей нормы, а от сверстников пример. Пример же для под­ростков весомее правил.

По данным П.И. Сидорова и А. В. Митюхляева (1999) мальчики достоверно чаще девочек употребляют крепкие спиртные напитки, в основном вино и водку, причем чем крепче напитки, тем эта разница существенней. Среди городских школьников распространено потребление преимущественно слабых алкогольных напитков — пива, вина, учащиеся же сельских школ более знакомы со вкусом крепких спиртных напитков. Причем наряду с употреблением спиртного государственного производства, сельская молодежь часто употребляет алкоголь кустарного приготовления (самогон, брага).

Алкогольная аддикция в Удмуртии

На начало 2002 года на учете подростковой наркологической службы Удмуртской республики состоит потребителей ПАВ 188,7 на 100 тыс. подростков. Особенно тревожны эти показатели по г. Ижевску — 480,6 на 100 тыс. подросткового населения. Употребление токсических веществ (ингалянтов) также вызывает серьезную озабоченность: 77,4 — по Удмуртии и 100 на 100 тыс. подросткового населения по Ижевску.

За период 1998-2002 гг. в Удмуртской республике на базе кафедры психиатрии и наркологии ИГМА и на базе Республиканского наркологического диспансера проведен ряд социологических исследований на предмет распространенности потребления алкоголя и наркотических веществ среди молодежи. Методом анонимного анкетирования, устного собеседования и опроса обследованы школьники старших классов, учащиеся профессионально-технических учебных заведений и добровольцы в возрасте 14-18 лет в различных районах Удмуртии. Отдельный интерес представляют исследования, проведенные среди студентов младших курсов высших учебных заведений г. Ижевска, особенно среди студентов Ижевской государственной медицинской академии. Исследования проведены по двум направлениям: употребление алкоголя и наркотиков.

По результатам проведенных исследований четко прослеживается значительный рост и «омоложение» аддиктивных расстройств. За последние 5 — 7 лет средний возраст первой пробы алкоголя подростками снизился с 17-18 лет до 13-14 лет. Более 96,0% студентов употребляют алкоголь регулярно. Около 30,0% студентов к моменту поступления на первый курс ВУЗа имеют «стаж» алкоголизации более 1 года. Ведущими мотивациями употребления спиртного являются:

1. Атарактическая — заключающаяся в стремлении с помощью приема алкоголя смягчить или устранить явление эмоционального дискомфорта, тревоги, состояние фрустрации, конфликтов с окружающими, мыслей о самоубийстве, снять «нервное напряжение» и др.

2. Субмиссивная — включающая в свою структуру такие «конкретные мотивы алкоголизации»: неумение отказать друзьям, выпивки с целью «быть как все». При наличии этой мотивировки у респондентов имеется выраженная тенденция к подчинению, зависимости от окружающих.

3. Псевдокультуральная — при ней основное значение аддиктами придается атрибутивным свойствам алкоголя, характерны демонстративность и стремление произвести впечатление на окружающих. Аддикты свое пьянство объясняют необходимостью «поразмышлять о высоких материях», «о смысле жизни», «пофилософствовать», «если не пить, то зачем жить».

4. Гедоническая — употребление алкоголя для повышения настроения и получения удовольствия, облегчения общения с противоположным полом. Студенты вербализируют, что от выпивки становится веселее, «приятное оживление мыслей», «получения кайфа» и др. (Г.Т. Красильников 2003).

Выявлена четкая закономерность преобладания последних трех мотиваций (гедонической, псевдокультуральной и субмиссивной) на начальных этапах аддикции. Позднее, т.е. с увеличением «стажа» алкоголизации, ближе к окончанию ВУЗа, преобладает атарактическая мотивация. Также обнаружены статистически достоверные половые различия в интенсивности употребления спиртного: студенты мужчины употребляют алкоголь чаще и больше, причем, в отличии от женщин, предпочитают крепкие спиртные напитки. Наличие наследственной отягощенности по алкоголизму в семье является сдерживающим фактором в употреблении спиртного у женщин — студенток, а у мужчин, наоборот, способствует более раннему формированию алкогольного аддиктивного поведения и более интенсивной алкоголизации (А.С. Иванов, В.Т. Лекомцев 1999, 2000).

Сравнительный анализ наркотической аддикции

Еще более серьезной проблемой, нежели пьянство и алкоголизм, среди молодежи, является растущий уровень потребления наркотических веществ. Как пишут зарубежные исследователи, опасные тенденции широкого распространения наркотиков в молодежной среде на Западе появились в конце 60-х годов.

Так за период с 1970 по 1972 год в 2 раза увеличилась частота потребления марихуаны студентами 5 лучших вузов в США и составила 34.0 %. За 1970 — 1985 годы возросло потребление не только каннабиноидов, но и увеличилась частота приема ЛСД, кокаина, амфетаминов, барбитуратов, транквилизаторов и героина. Причем потребление кокаина выросло с 2.7% до 30.0% (А.В. Голенков, 1996). Всеми исследователями отмечается тенденция к потреблению нелегальных наркотических веществ, причем уклон идет в сторону веществ с высокой наркогенностью.

Более подробные исследования проведены в Республике Татарстан. Республиканским центром профилактики наркотизации населения при кабинете министров республики, совместно с кафедрой политологии и социологии юридического института МВД, исследована распространенность наркопотребления в молодежной среде Татарстана (Р.Г. Садыкова 2003). Объем выборки составил 1100 человек. Исследование показало, что:

  1. Общий уровень наркотизации молодежи составляет 25,6%. Это значение характеризует ту или иную приобщенность к наркопотреблению и описывает внешний диаметр «наркотической воронки».
  2. Об одном или нескольких пробах наркотика сообщили 19,6% опрошенных. Это случайные наркопотребители, в основном каннабиоидов. Подавляющее большинство из них в будущем теряют интерес к «травке».
  3. Ранее активно потребляли наркотики и порвали с ними 1,6%.
  4. В настоящее время активно и регулярно употребляют наркотики различной наркогенности 4,7% опрошенных. Причем, большинство из них не состоит на медицинском учете или в МВД. Это внутренний диаметр «наркотической воронки».
  5. В Казани общий уровень наркотизации 25,8%, случайные потребители составляют 19%, ранее употребляли 1,6%, в настоящее время употребляют наркотики 5,2% респондентов.
  6. В других городах республики общий уровень наркотизации составляет 28,1%, случайное знакомство имеют 21,5%, ранее употребляли 1,7%, сейчас употребляют 4,8%.
  7. В сельской местности общая наркотизация 19,8%, случайные потребители 14,9%, бывшие потребители 1,2%, в настоящее время потребляют 3,7%.

Сравнение данных, характеризующих уровень наркопотребления с другими регионами показал, что они имеют близкие значения. К примеру, в Самарской области общий уровень наркотизации городской молодежи в возрасте от 14 до 30 лет составляет 30%. По результатам опроса учащихся, проведенного в Санкт-Петербурге опыт наркопотребления имеют 36,6% респондентов. Опрос учащихся среднеобразовательных учреждений Москвы по методике ESPAD выявил уровень общей приобщенности к наркотикам в пределах 24.0 %.

Заслуживают серьезного внимания исследования украинских авторов (В.Н. Кузьминов, А.А. Сердюк, О.П. Карпова, С.Н. Никольский, И.В. Линский, Е.Б. Первомайский и др.) На 31.12.1998 в органах здравоохранения Украины было зарегистрировано 61063 больных наркоманиями (12,15 на 10 тысяч населения) и 21432 потребителей наркотиков без явления наркотической зависимости (2,18 на 10 тысяч населения). По различным экспертным оценкам, реальная численность больных наркоманиями в стране значительно превышает это число и составляет примерно 260 тысяч человек. По мнению некоторых специалистов, на каждого зарегистрированного потребителя наркотиков приходится 50 незарегистрированных. Заболеваемость наркоманией на Украине имеет стойкую тенденцию к росту на протяжении последних 10 лет. Исследования, проведенные в г. Харькове в 1995 — 1999 гг., выявили распространенность наркотической аддикции до 75.0% среди молодежи различных учебных заведений. Среди них до 69.0% употребляемым наркотиком называли каннабис.

Наркотическая аддикция в Удмуртии

Распространение потребления наркотических веществ в студенческой среде, по данным опроса (как знакомства — единичных проб, так и эпизодического потребления), составили в целом 26,7% среди юношей и 10,0% среди девушек. Исследование выявило прямую зависимость употребления наркотиков от возраста. Так, в возрасте 13-14 лет пробовали наркотики 21,7% юношей и 5,9% девушек, а в 17-18 лет — соответственно 28,7% и 20,0%. С ростом эпизодической наркотизации увеличилось и регулярное употребление наркотиков: 15,3% юношей и 6,3% девушек на момент социологического опроса продолжали употреблять наркотические или токсические вещества. Наиболее «популярными» из наркотических веществ являются каннабиоиды. Среди 13-14-летних юношей хотя бы однократно пробовали курить «травку» 31,0%, среди девушек того же возраста 5,1%. В возрасте 17-18 лет 42% юношей и 11,4% девушек в качестве употребляемого наркотического вещества называли «шмаль». Стимуляторы эпизодически употребляли 6,7% юношей и 3% девушек. Несмотря на преобладание употребления так называемых «легких» наркотиков — группы каннабиоидов, в подростковой среде отмечается значительный рост потребления «жестких» наркотических веществ опиатной группы и психостимуляторов.

Психологические особенности наркотических аддиктов и больных наркоманией

Предрасполагающими факторами к развитию наркотической зависимости являются:

  1. Наследственная отягощенность по психическому или наркологическому заболеванию.
  2. Патология беременности, родов, раннего развития.
  3. Черепно-мозговые травмы, нейроинфекции и другие, тяжело протекающие, хронические заболевания, приводящие к органическому поражению центральной нервной системы.
  4. Неправильные типы воспитания ребенка в семье.
  5. Некоторые акцентуации характера и психопатии.
  6. Социальная и семейная неблагополучность (К.С. Лисецкий, 2000).

Ведущим фактором риска к развитию наркотической аддикции является период пубертатного криза. Если в детские годы важнейшим источником духовной жизни ребенка является «мир вещей», то в период отрочества таким источником становится «мир идей». Все, что открывается вокруг, становится предметом раздумий и сопоставлений. Все подвергается внутренней оценке. На этом жизненном этапе эпизодическое, разовое употребление психоактивных веществ имеет обычно недифференцированный характер. Причинами первых проб одурманивающих веществ обычно являются: интерес, жажда новых ощущений, гедонистические установки, групповое принуждение. Изначально подростки не стремятся попробовать какое-то конкретное дурманящее вещество. Выбор часто делается случайно или под давлением «более опытных» товарищей. Этот период иначе называется «этапом поискового полинаркотизма» (А. Е. Личко 1992).

Необходимо подчеркнуть, что психологические трудности, свойственные периоду становления личности, в настоящее время усугубляются обстановкой социальной неопределенности, возрастанием степени напряженности личностно-средового взаимодействия и размытостью общественных ценностей. Это является мощным социальным фактором роста наркотических аддикций.

Высвобождение от опеки родителей, вообще свойственное подросткам, в некоторых случаях может закрепиться как стабильное противопоставление собственного «я» — социуму. Употребление одурманивающих веществ в данном случае является одним из симптомов такого неблагополучия. Причинами этого, как правило, являются особенности внутрисемейных взаимоотношений.

Согласно психодинамической концепции развития индивидуального сознания, все аддикты могут быть разделены на две категории: «групповые» и «индивидуальные». В первом случае речь идет о различных формах группового поведения или «субкультурах», формирование которых имеет социальную природу. У индивидуальных аддиктов чаще всего нарушены процессы интрапсихической адаптации, и они расцениваются как люди с аномалиями личности: от легкой акцентуации характера до тяжелых патохарактерологических развитий.

Группу наибольшего риска в развитии наркотической зависимости составляют пациенты с гипертимным, неустойчивым и эпилептоидным типом акцентуации характера. Подростки с циклоидным и шизоидным типом характера более склонны к приему психостимуляторов или алкоголя с целью эйфоризации и оживления «творческих способностей», реализации философских устремлений и т.п. Специфические свойства личности при акцентуации астенического и психастенического типов обычно препятствуют развитию наркотической зависимости, но эпизодического приема психоактивных веществ не исключают. Риск развития наркозависимости существенно возрастает, когда акцентуация характера имеет смешанный или амальгамный тип, т.е. когда на соответствующее ядро наслаиваются черты неустойчивого типа. Отличительной чертой истероидов является сочетание разовых эпизодических приемов разных наркотиков, которое резко перерастает в систематическое, с красноречивыми рассказами о своей «наркотической» карьере с целью повышения интереса к себе значимого окружения и т.п.

Различные авторы в своих исследованиях отмечают, что в клиниках среди молодых пациентов с опиоидной зависимостью преобладают лица с неустойчивыми чертами характера. В то же время среди более взрослых пациентов с тем же заболеванием чаще встречаются лица с эксплозивными и истеро-эксплозивными чертами. Это наводит на мысль о патоморфозе черт характера в процессе развития заболевания от неустойчивости к эксплозивности и истероидности и свидетельствует об органическом поражении ЦНС с последующей психопатизацией. Также подобные наблюдения свидетельствуют о наслаивании неустойчивых черт характера на ядро личности другого радикала у подростка, начинающего потреблять наркотические вещества (особенно дериваты опия). Поскольку не у всех наркотических аддиктов встречается неустойчивый радикал в характере до наркотизации, но у большинства страдающих наркотической зависимостью неустойчивые черты характера присутствуют. Вероятно, так влияет потребление наркотика на интрапсихические процессы в период психического созревания и формирования личности.

С целью изучения психологических особенностей больных, страдающих наркотической зависимостью, на кафедре психиатрии и наркологии ИГМА были обследованы 33 пациента с наркозависимостью. Каждому пациенту предлагались: тест «семейная социограмма», шкала тревоги Шихана, тест Дембо-Рубинштейна.

Анализ семейной социограммы показал, все больные имели неправильный тип воспитания в своих семьях. 10 пациентов воспитывались по типу эмоционального отвержения, 7 — по типу потворствующей гиперпротекции, 4 — по типу гипопротекции, у остальных были дисгармоничные семейные отношения. У 2 больных семьи были неполные, 4 — на момент опроса имели собственные семьи.

Анализ теста Дембо — Рубинштейна в целом выявил, что ни у одного из пациентов не было нормальной самооценки по всем 5 параметрам теста. По различным параметрам оценка была завышенная или заниженная (в норме человек по всем параметрам оценивает себя чуть выше середины).

Исследование тревожной симптоматики выявило повышенный уровень тревожности у всех пациентов. Причем прослеживалась четкая корреляция между выраженностью тревожности и «стажем» наркотизации.

Из тестов видно, что больной наркотической зависимостью психологически дисгармоничная личность. Он психологически инфантилен и находится «один на один» со своей болезнью. По отношению к обществу такой человек в оппозиции. Единственный способ вернуть наркомана обществу — это создать вокруг него такие микросоциальные условия, в которых он сможет реализоваться как личность, не прибегая при этом к наркотику. Иначе — наркозависимый должен психологически «дозреть», чтобы самостоятельно решить отказаться от своего пагубного пристрастия. Единственным местом такого «дозревания» является полноценная семья с нормальными гармоничными внутрисемейными отношениями. Терапию наркомании следует начинать с «терапии» семьи, в которой живет больной наркоманией.

Литература.

  1. Битенский, В.С. Наркомании у подростков / В.С. Битенский, Б.Г Херсонский, С.В. Дворяк. — Киев, 1989. — 215 с.
  2. Ганнушкин, П.Б. Клиника психопатий / П.Б. Ганнушкин. — Н.Новгород: НГМА, 2000. — 88 с.
  3. Голенков, А.В. Пограничные психические расстройства у студентов Чувашии / А.В. Голенков. — Чебоксары, 1996. — 120 с.
  4. Иванец, Н.Н. Медико-социальные проблемы наркологии и пути их решения / Н.Н. Иванец // Вопросы наркологии, — 1997. — № 4 — С. 4-11.
  5. Иванов, А.С. Эпидемиологическая характеристика употребления алкоголя студентами Удмуртии/ А.С. Иванов, В.Т. Лекомцев, В.Р. Ибрагимов./ Сб. матер. конф. «Региональные проблемы здоровья населения». — Ижевск: «Экспертиза», 1999. — С. 162-165.
  6. Карпова, О.П. Проблема наркомании на современном этапе: эпидемиология, факторы риска, последствия/ О.П. Карпова, С.Н. Никольский // Экспериментальная и клиническая медицина, — 2000. — № 3. — С. 110–113.
  7. Красильников, Г.Т. Феноменологические и мотивационные аспекты аддиктивного поведения при алкогольных аддикциях. / Г.Т. Красильников, С.И. Кулеш, К.В. Ли // Современные проблемы биологической психиатрии и наркологии: материалы Всероссийской конф. с международным участием, 2003 г. — Томск, 2003. — С. 22-24.
  8. Кузьминов, В. Н. Эпидемиологическая ситуация распространения наркоманий в Украине и Харьковском регионе / Кузьминов В. Н. // Молодёжь и наркотики (социология наркотизма): материалы науч.-практ. конф. — Харьков, 2000. — С. 159–193.
  9. Личко, А.Е. Подростковая наркология: руководство / А.Е Личко, В.С. Битенский. — Ленинград: «Медицина», 1991. — 304 с.
  10. Предупреждение подростковой и юношеской наркомании / Сост. С.В. Березин, К.С. Лисецкий, И.Б. Орешникова. — Москва: изд-во Института Психотерапии, 2000.— 256 с.
  11. Пятницкая, И.Н. Злоупотребление алкоголем и начальные формы алкоголизма / И.Н. Пятницкая. — Москва: «Медицина», 1988. — 344 с.
  12. Садыкова, Р. Г. Стратегия и основные направления антинаркотической работы в республике Татарстан. / Р.Г.Садыкова// Наркозависимость и медико-социальные последствия: стратегии профилактики и терапии: материалы международной науч.- практ. конф. 3-5 марта 2003 г. — Казань, 2003. — С. 54-55.
  13. Сидоров, П.И. Ранний алкоголизм/ П.И. Сидоров, А.В. Митюхляев. — Архангельск : АГМА, 1999. — 280 с.
  14. Сирота, Н.А. Профилактика зависимости от наркотиков, алкоголя и других психоактивных веществ. / Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский / Руководство по наркологии/ Под ред. Н.Н. Иванца. — Москва: Медпрактика-М. — 2002 г. — с. 308-326.

Возврат к списку