Приёмная
+7 (3412) 714-848

В помощь специалистам

Проблемы медицинской этики и ее составной части деонтологии в сфере наркологии в России практически не разрабатывались. Главным образом потому, что в обществе и в профессиональной среде прямо или чаще завуалировано ставится под сомнение сам факт возможности существования медицинских этических принципов и норм в отношениях с больными наркологического профиля.

Последним фактически отказывают в праве быть субъектами этических отношений. По-видимому, потому, что для «алкоголиков», «наркоманов» и «токсикоманов» статус медицинского больного, хотя формально и признается, но в действительности при этом предполагаются такие многочисленные оговорки и изъятия, которые ставят наркологических больных по сравнению с соматическими, неврологическими и даже психически больными в положение двойственное и противоречивое.

«Алкоголик» и «наркоман» вроде называются больными, но в то же время они как бы и не больные, поскольку, с точки зрения обывателя, они сами виноваты в своей болезни, ведь их же никто не заставлял пить или принимать наркотики? Более того, распространено мнение, что они чуть ли не получают удовольствие от своей болезни, так как несмотря на очевидные негативные ее последствия для них продолжают пить (принимать наркотики), тем самым постоянно усугубляя болезнь. Поэтому они должны и отвечать за свою вину, одни нести на себе весь груз последствий своего поведения.

Представление о наркологических больных, как «ненастоящих», больных второго сорта распространено не только в обывательской среде, но и среди, что особенно удивительно, психиатров-наркологов. Частично и из-за этого в обществе столь низок рейтинг самих наркологов, как вроде бы второсортных врачей по сравнению не только с такими грандами врачебной элиты, как, скажем, нейрохирурги или онкологи, но даже с психиатрами. Соответственно, в обществе в целом и в административных структурах, в частности, сложился определенный стереотип представлений о наркологической службе как предназначенной не столько для лечения наркологических больных и реинтеграции их в общество, сколько для защиты общества от таких больных путем их учета, ограничения в правах и изоляции. Ясно, что к эффективности лечения этих больных все привычно относятся с пессимизмом, исходя из установки: «не вылечим, но хотя бы изолируем на время, поможем семье».

Сейчас ситуация меняется, и интерес к этике практической психиатрии и наркологии растет. Это происходит по нескольким причинам. Во-первых, изменился правовой статус наркологических больных, а во-вторых, и это возможно самое главное, — государственная наркологическая служба утратила монополию на оказание наркологической помощи населению, и одновременно стала активно развиваться альтернативная, частная и кооперативная наркологическая помощь. Конкурентная борьба «за больного» государственных и частных наркологических учреждений и отдельных врачей заставляет и тех, и других менять свои взгляды на то, что в прошлом было «против больного». Таким образом, в настоящее время больные алкоголизмом и наркоманиями (токсикоманиями) формально уравнены в правах с больными любого другого профиля. Тем самым созданы необходимые условия для формирования этических отношений в практической наркологии, для усвоения наркологами общих современных принципов и норм биомедицинской этики и этики психиатрической. Однако следует иметь в виду, что от формального до фактического признания больными пациентов наркологической помощи может быть дистанция большого размера. Наиболее полно и всесторонне нравственные принципы наркологии реализуются на практике в системе «врач — больной». Здесь наркологическая служба здравоохранения оценивалась и оценивается больными в нравственных понятиях справедливости и несправедливости, гуманности и бесчеловечности, честности и обмана. Однако нравственные оценки чутко реагируют не только на события, происходящие в системе «врач—больной», но выполняют регулятивные функции и в других сферах жизнедеятельности наркологически больного человека — в семье, трудовом коллективе и других социальных группах. Эта обширная сфера представляет собой реальное взаимодействие больного с обществом — его социальное бытие.

В процессе совместной жизнедеятельности здоровых и наркологически больных людей у них складываются определенные моральные отношения, где формируется их нравственное сознание и самосознание. Поэтому медицинская этика и деонтология в психиатрии соприкасаются с учением о личности, вопросами воспитания и самовоспитания здорового и больного человека.

В моральном сознании врача-психиатра нарколога и больного отражаются их взаимоотношения в процессе лечебной практики, которые познаются и оцениваются ими с позиций ранее усвоенных нравственных норм. Но этические и деонтологические принципы в наркологии отражают отношения врача и пациента не в их непосредственном виде, а опосредуются образом жизни и той системой нравственных отношений к действительности, в которой они формировались как личности. Медицинская этика и деонтология в наркологии также характеризуются не только и не столько взаимоотношениями врача и больного, сколько их реальным положением в обществе.

Во взаимоотношениях медицинского персонала с наркологическим больным важное значение имеет такой моральный принцип, как доброта. Однако в практической деятельности врача-психиатра нарколога встречаются случаи, когда отдельные больные и их родственники злоупотребляют этим качеством, используя добрые отношения к ним в сугубо эгоистических целях. Ситуации иногда встречаются, например, в наркологической практике, когда пациенты бывают, неискренни, злоупотребляют доверием и добротой окружающих во вред своему здоровью и здоровью других людей. В таких случаях врач, опираясь на профессиональный и нравственный опыт, должен быть справедливым и беспристрастным при оценке своих и чужих действий, ибо там, где нарушается этическая мера справедливости, как правило, создаются объективные условия для возникновения моральных конфликтов.

Существование «чисто наркологических» больных, свободных от психических расстройств (психопатологической симптоматики), — есть фикция. Попытки отделить наркологических больных от психически больных научно и клинически совершенно несостоятельны. Уже сам факт существования сложного синдрома расстройства влечений в виде зависимости от психоактивных веществ, как правило, сопровождающейся снижением критики и нарушениями поведения, ставит любого носителя этой симптоматики в разряд лиц с психическими расстройствами. Вычленить у больного «собственно наркологическую» и «собственно психопатологическую» симптоматику невозможно. У большинства наркологических больных имеются и неврозоподобная симптоматика, и психопатические нарушения, и более или менее выраженные эмоциональные расстройства, и характерные изменения личности. У многих возникают острые, подострые и хронические психотические состояния и нарастает интеллектуально-мнестическое снижение. Наркологические заболевания часто имеют прогредиентное течение с отчетливыми признаками процессуальности.

При таких обстоятельствах отказ признавать за больными алкоголизмом и наркоманиями (токсикоманиями) статус больных с психическими расстройствами или психически больных, что, по сути дела, одно и то же, — есть или проявление некомпетентности и непрофессионализма, или следствие борьбы бюрократических интересов, или отголоски уже упоминавшегося феномена «общественной нарко-алкогольной анозогнозии», недопустимые в профессиональной медицинской среде.

Все это кажется достаточно убедительными аргументами в пользу признания психиатрической этики нравственным ориентиром и для психиатров-наркологов в решении сложных с медицинской, правовой и этической точек зрения проблемных ситуаций, нередко возникающих в их практической деятельности.

Хотелось бы надеяться, что освоение психиатрами-наркологами описанных выше принципов и норм общемедицинской и психиатрической этики, положенных, в частности, в основу Кодекса профессиональной этики российских психиатров, не станет делом слишком отдаленного будущего.

Список использованной литературы:

  1. В.Ф. Матвеев «Основы медицинской психологии, этики, деонтологии», М., «Медицина», 1984 г
  2. «Медицинская этика и деонтология», М., «Медицина», 1983 г
  3. Корвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. — СПб.
  4. Н.А. Магазник «Искусство общения с больными», М., «Медицина», 1991 г

(Шутова С.В.)

Возврат к списку